Назад/Back

ЦЕЛЬ ИСКУССТВА

Фазиль Искандер

Писатель

Лауреат Государственных премий

Светятся картины ярко, зыбко.
Смотрим мы, как длится без конца
Победителя смущенная улыбка
Или грустная улыбка мудреца.

Я не критик, не искусствовед и о картинах Евгения Зевина сужу, с одной стороны, как просто зритель, с другой стороны, как писатель, радостно узнаю в них общие законы искусства. Может быть, искусства, которое мне ближе.

Картины Зевина прежде всего радуют меня своей праздничностью, необыкновенной яркостью красок, душевной щедростью, юмором и иронией. Редкий дар, его насмешка над действительностью лишена злобы и ярости. И это признак, по-моему, мудрости художника: он знает, что за высмеянной глупостью придет другая глупость, и потому при виде глупости не приходит в ярость, якобы, уничтожая ее навсегда. Зевин делает с улыбкой единственное, что можно сделать с глупостью,— оттесняет ее.

Есть какая-то мистическая точность, когда художник ее достигает, картина, независимо от своего содержания, утешает, примиряет с жизнью. Я думаю, главная цель искусства — утешать человека, и Зевин почти всегда достигает этой цели. Его новаторство тут же на месте оплачивается самой верной и самой старинной монетой — талантом. И как тут не вспомнить Пастернака: «Талант — единственная новость, Которая всегда нова».